“Все песни всегда о любви”: интервью с хэдлайнером Ural Music Night Максимом Свободой

Все ближе на календаре главное событие этого лета – фестиваль “Ночь музыки”, в рамках которого Екатеринбург посетят одни из главных звезд новой российской сцены. Одним из них станет Максим Свобода – рок-коллектив из Владивостока.
Global City поговорил с солистом группы и выяснил, как помогает Ural Music Night в продвижении начинающих артистов, как музыкантам существовать в новой реальности и есть ли возможность у отечественных исполнителей выйти на новый уровень.

Первое, о чем хочется спросить, это, конечно, о вашем настроении перед фестивалем. Чего вы ждете от “Ночи музыки” в этом году?

Настроение отличное, потому что долгое время не было концертов, тем более на больших площадках. Все постоянно отменялось из-за коронавируса, а после из-за других проблем. Получается, на протяжении нескольких лет не было больших open-air концертов. А это всегда другая история, по сравнению с клубами и концертными площадками. Поэтому едем наслаждаться.

Вы уже не первый раз участвуете в “Ночи музыки”. Чем именно вас привлекает участие в фестивале?

Если честно, я уже не могу сосчитать. Пожалуй, можно сказать, что это один из самых больших фестивалей в России. Могу сказать, что у него самая лучшая организация из всех, что я встречал. Поэтому команда Ural Music Night – большие профессионалы своего дела, а работать с профессионалами приятно.

Получается, вы можете проследить, как развивался фестиваль на протяжении нескольких лет. Как вам кажется, насколько сейчас велик прогресс?

Я точно могу сказать, что фестиваль с каждым годом лишь масштабируется. Самое главное, что что бы не происходило вокруг, ребята стараются сделать свою работу, и это восхищает.

Помогает ли артисту участие в фестивалях подобного уровня в продвижении своего творчества, в поиске новых слушателей?

Конечно, однозначно помогает. Я ведь также являюсь экспертом совета, который отбирает который год подряд молодых ребят, молодые коллективы, которые впоследствии участвуют в фестивале. Они присылают заявки в огромном количестве, а мы их отслушиваем. Соответственно, любой коллектив имеет возможность попасть на большую сцену, а это очень важно в начале творческого пути. Например, мы в начале пути выступали на фестивале во Владивостоке, после чего появилась уже какая-то небольшая публика.

Вам, как артисту, которому самому пришлось в свое время участвовать в крупном конкурсе (шоу “Песнина ТНТ, – прим. ред) кажется ли, что эти конкурсы имеют значение в медийном поле? Или это больше недолгая история?

Это все, конечно одна история. Нужно долго и нудно заниматься музыкой для того, чтобы медийное поле появилось. Поэтому и фестивали, и конкурсы – все в копилочку.

В плане продвижения, мне кажется, что сейчас артисты сталкиваются с большим количеством трудностей. Ушли многие западные лейблы, такие площадки, как TikTok и другие оказались недоступны. Есть ли сейчас альтернатива?

Сейчас все ушло на второй, третий и десятый планы. Говорить о каком-то будущем, наверное, бессмысленно. Что будет – совершенно точно не известно. Но факт в том, что все точно поменяется. Конечно, будет другая музыка, другие артисты. Но как это будет – никто не может сказать. Всем стало намного сложнее жить. Без Интернета, “Спотифая”, конечно, плохо, но что делать.

Большую ли роль в продвижении артиста играют лейблы? Вам ведь тоже на творческом пути пришлось столкнуться и с продюсерами, и с крупными компаниями. Насколько велик их вклад в успех музыканта?

Вопрос в том, что мы понимаем под словом “лейбл”. Есть разные зоны взаимодействия лейбла и артиста. Есть дистрибьюция – это когда компания помогает загружать музыку на площадки. А есть, например, контракты на 360 – это когда тебя закрепощают на несколько лет, и ты не можешь ни одеться, как хочешь, ни волосы покрасить в любой цвет. И сказать ничего не можешь из того, что бы тебе хотелось. Это уже совершенно другая история, и она у нас тоже была. Она ушла, канула в Лету, и уже никогда больше не вернется. Какое-то сотрудничество в плане лейбл-артист (дистрибьюция, реклама, продакшн) – это всегда нужная вещь. Это никуда не уйдет.

Принимаете ли вы сами участие в продвижении своего творчества? Может, сами ведете социальные сети, отслеживаете, как ведется паблик “ВКонтакте”.

Конечно, мы настолько принимаем участие в продвижении собственного творчества, что даже открыли собственный лейбл – креативное объединение “Свобода. Музыка”, мы оказываем услуги именно в производстве музыкального контента и дистрибьюции. Поэтому, конечно, мы в этом разбираемся, и делаем все сами.

Сейчас в мире происходит множество процессов, которые так или иначе влияют на творческую среду. Меняется ли культура, пласт тем, о которых нельзя говорить или петь?

Мы сейчас с вами лишь наблюдаем. Рано делать какие-то выводы, но то, что культура меняется – это очевидно. Мы уже вынуждены фильтровать свои тексты, непонятно, что можно петь, что нельзя. Это не может никаким образом положительно влиять ни на какую культуру, тем более на творческих людей. В любом случае, это все плохо. Любые ограничения творчества его ограничивают, в итоге никакого творчества и не остается.

Есть такое мнение, что под давлением именно и создается что-то уникальное, ни на что не похожее. Артисты, обходя давление, создают самобытный и яркий продукт рефлексии.

Все зависит от уровня давления. Если он поднимется до какой-то критической точки, то невозможно ничего уже. Пока что вроде как можно поиграться. Будем смотреть.

Недавно вышел закон, пресекающий любого вида американизацию. Даже, скажем, вывески на магазинах на английском языке. Возможно ли, что российская поп-сцена в этих условиях создаст что-то уникальное, самобытное? Может, появится какое-то новое звучание?

А про что еще петь? Все песни про любовь. Я не думаю, что сама суть творчества изменится, она никогда не менялась.

Насколько я понимаю, российская музыкальная индустрия много лет опиралась на американское звучание. Артисты и продюсеры копировали образы и западный стиль.

Это очень вряд ли, потому что что-то новое, а тем более новое в искусстве случается тогда, когда есть свобода самовыражения. А если ее нет, то ничего не происходит. Это очень простой закон. На Западе путь развития индустрии шел очень много лет, а мы начали с 1991 года. Дайте нам еще время, это обычный процесс. Но времени нам не дали, поэтому о какой самобытности идет речь?

Напомним Ural Music Night состоится в Екатеринбурге 24 июня. Посетить концерт Максима Свободы и таких хэдлайнеров, как: Кристина Кошелева, Парнишка и ZOLOTO можно будет на сцене “ГикКон”. Она расположится у Дворца молодежи (Ленина, 1). Вход свободный.


Источник новости globalcity.info

NewsMaker

Recent Posts

Ко Дню города в центре Челябинска появится новый сквер

Ко Дню города в центре Челябинска появится новый сквер. Фото: пресс-служба губернатора Челябинской области Работа…

3 часа ago

В Челябинске арестовали замдиректора МКУ “Городская среда”

В Челябинске отправили в СИЗО замдиректора муниципального казенного учреждения (МКУ) "Городская среда" Сергея Любимова, обвиняемого…

3 часа ago

Челябинский парк Гагарина ищет желающих улучшить его облик и наполнение

В Челябинске МАУ "Центральный парк культуры и отдыха имени Гагарина" ищет желающих улучшить облик и…

3 часа ago

​В России и Югре – все больше внимания к молодежи. Последние недели тому подтверждение

Масса праздников для молодых показывает определенный поворот в федеральной политике Фото admsurgut.ru Выпускные вечера, фестивали…

4 часа ago

Благоустройство возле ДС “Юность” в Челябинске завершат ко Дню города

Благоустройство площадки рядом с дворцом спорта "Юность" в Челябинске завершат ко Дню города. Об этом…

4 часа ago

Андрей Пантелеев: на российском рынке нефтесервиса складывается новая модель

| Фото: из Telegram-канала Андрея Пантелеева Технологический акселератор провел Нефтегазовый кластер Тюменской области с концерном…

5 часов ago