Блеск и мистика Свердловской музкомедии: какие секреты хранит один из старейших театров Екатеринбурга

Этот год стал для Свердловской музкомедии знаковым – ей исполняется 90 лет. За свою историю она успела пережить Вторую Мировую войну, “лихие девяностые”, пандемию коронавируса и множество других событий. Однако одно остается неизменным – театр все также располагается на карте Екатеринбурга и ежегодно радует уральцев премьерами. Мы решили с головой погрузиться во внутреннее устройство этой кузницы мюзиклов и узнать, как создаются спектакли, какие взаимоотношения правят в театре и что скрыто от глаз обычных зрителей.
Театр музыкальной комедии появился в Свердловске в 1933 году. Первым директором и художественным руководителем стал молодой актер Свердловского драмтеатра Леонид Луккер. На тот момент ему было всего 28 лет. Задание создать театр перед Луккером поставил секретарь Уральского обкома партии Иван Кабаков. Расположилась тогда еще совсем молодая Музкомедия в Клубе приказчиков. Труппу собирали по всей территории Союза – актеры прибыли со всех уголков СССР. Первым спектаклем стала оперетта “Роз-Мари” Фримля и Стотгарта в постановке режиссера Ленинградского театра музыкальной комедии Алексея Феона.

В 1962 году полная реконструкция позволила объединить здание Свердловской музкомедии с соседствующим кинотеатром “Совкино” (до 1907 года он назывался “Лоранж”). Театр обрел существующий облик. В 2012 году в бывшем зале “Совкино” открылась Малая сцена имени Михаила Сафронова.

В преддверии девяностого юбилея корреспондент Global City прогулялся по зданию театра вместе с пресс-секретарем Свердловской музкомедии Марией Миловой. Мы заглянули в укромные уголки здания, воочию увидели процесс создания костюмов и декораций, а также выяснили, как труппе удается вновь и вновь радовать зрителей громкими премьерами.

“Театр – это завод”

Внутреннее устройство Свердловской музкомедии можно сравнить с настоящим цеховым производством. На семи этажах расположились мастерские, в которых трудятся свои команды. Каждый элемент, каждый нюанс спектакля требует особой проработки. Первое, что бросается в глаза – это декорации. Масштаб и правда поражает – с их помощью небольшая сцена превращается в настоящий мир со своими правилами.

Над производством декораций трудится совсем не большая команда из трех человек. Каждый день они не покладая рук строят, чинят, латают мебель, которую потом используют в постановках. В качестве материалов выступает в основном древесина, фанера и пластик. Из поделочного цеха изделия попадают в руки декораторов.

Иногда рабочим приходится укладываться в кратчайшие сроки. Например, декорации для мюзикла “Маскарад” пришлось делать всего месяц. В том числе огромные лестницы, голову льва, балконы и многое другое. Такой темп работы стал возможен благодаря тому, что у команды за многие годы сложился продуманный механизм, в котором учтены все нюансы и детали.

Декорации для спектаклей в театре хранятся в так называемом “кармане”. Прогуливаясь по нему можно натолкнуться, например, на карету из спектакля “Екатерина Великая”. Она выезжает на сцену всего на пять минут, а над ее производством трудились целых два месяца.

Также в лабиринтах Свердловской музкомедии есть замки, дворцы и маленькие домики. Для того, чтобы “построить” их на сцене, монтировщикам требуется несколько часов. Раньше установка масштабных декораций для “Екатерины Великой” занимала 24 часа, но впоследствии рабочие так приноровились, что сейчас могут справиться и за пять.

“Иногда ребята начинают прямо с семи утра работать, особенно если сложные декорации у спектакля. К двум часам они должны освободить сцену для световиков. Бывает, что они остаются после спектакля и сразу же начинают освобождать сцену. Любимые для монтировщиков спектакли – это “Эвита”, “Алые паруса”. Там на сцене находится очень мало декораций”, – рассказала Мария Милова.

Самое, пожалуй, трудное – это перевозить декорации для спектаклей во время гастролей. Для того, чтобы загрузить их в огромные фуры, в театре используют грузовой лифт. Перед тем, как отправиться на площадку в другой город, от Свердловской музкомедии туда едет специальная делегация – проверять, подойдет ли сцена для проведения спектакля.

“Самый хороший спектакль – это тот, который можно собрать, как лего, и погрузить в машины. У нас есть спектакль “Ночь открытых дверей”. Это первый спектакль, за который получили “Золотую Маску”. Декорации можно погрузить буквально в несколько ящиков”, – отметила Мария Милова.

Искусство перевоплощения

Ради того, чтобы зритель ненадолго погрузился в фантастическую историю, в Свердловской музкомедии трудятся целые цеха. Вручную создаются головные уборы, платья и костюмы для актеров. Иногда для того, чтобы успеть к премьере, приходится подключать волонтеров. При театре есть своя волонтерская служба. Так, они принимали активное участие в подготовке спектакля “Маскарад”, “Сильва”, “Екатерина Великая” и многих других.

“На производстве одного головного убора задействовано несколько цехов – и пошивочный, и швейный, и бутафорский. Поэтому иногда приходится привлекать волонтеров. Например, для спектакля “Сильва”. В нем и у артистов балета, и у актеров, исполняющих главные роли, головные уборы – это шикарные короны, где используется уникальная “печеная” ткань. И каждая – эксклюзивная, они не делаются под копирку. Рук всегда не хватает в театре, когда идет аврал”, – делится Мария Милова.

Важной деталью каждого костюма является обувь. Ее также полностью вручную создают работники театра. Начальник обувного цеха Наталья Кулакова, например, трудится в Музкомедии уже 25 лет. Она рассказала, что ее дебютом стал спектакль “Черт и девственница” в 1999 году. Уровень ее профессионализма переоценить сложно – мастерице удается создавать уникальные произведения искусства в кратчайшие сроки. Так было, например, со спектаклем “Маскарад”, когда пришлось с нуля отшить обувь всего за месяц.

“Начинается с того, что с артиста снимается мерка. По ней подбирается колодка. По этой колодке я делаю модель и раскладываю ее на коже, вырезаю детали, из которых и состоит пара обуви. Все вместе складывает Лена – моя коллега. Она прошивает, собирает заготовку. Для того, чтобы собрать пару обуви на артиста, на примерку ему нужно прийти лишь один раз”, – рассказывает Наталья.

Правда, очень часто бывает так, что труд мастериц остается незамеченным. В некоторых спектаклях из-за пышных костюмов изящных башмачков практически не видно. Например, в мюзикле “Казанова” дамы носят маленькие, элегантные туфельки, соответствующие периоду барокко. Их полностью скрывают пышные платья.

“В то время каноном красоты была маленькая, изящная ножка. Поэтому обувь создавалась по модели “голубиная лапка”. Наши мастера делали такие туфельки. Они обтянуты атласом, инкрустированы бисером, камушками, но ничего из этого не видно. И есть столько мелочей, на которые тратится время, которые делаются с такой любовью”, – отмечает Мария Милова.

Также внимания в Музкомедии заслуживают костюмы. Например, платья из “Казановы” весят 12 килограмм, а для “Екатерины Великой” использовали уникальную технологию пророщенной ткани. Ее разработал художник Михаил Каплевич. Это очень легкая, состоящая из нескольких слоев материя, на которую наносят фотопечать. Во время подготовки к премьере цех отшил около 600 костюмов – во время спектакля некоторые артисты переодеваются 7 раз.

Стоит отметить, что в театре есть отдельные мастера по изготовлению женского и мужского костюма. Это обусловлено особенностями в кройке одежды. В цехе головных уборов же трудятся универсальные специалисты, способные одеть всю труппу.

Бурный мир закулисья

Ни для кого не секрет, что за кулисами театра происходит невероятная жизнь, зачастую отличная от того, что творится на сцене. Быстрые переодевания, грим за секунды, смена образа. Для такого случая в Свердловской музкомедии есть отдельное помещение. Его в театре прозвали “баней” – из-за того, что там очень жарко. Оно находится возле сцены.

“Это комната для очень быстрых, молниеносных переодеваний. Допустим, в “Екатерине Великой” семь переодеваний. Их нужно сделать за секунды. Здесь также гримируется Бабс из “Тетки Чарли”. Актер сначала выходит в образе молодого человека, а затем ему нужно быстро переодеться в тетушку Донну Розу из Бразилии. Это очень мало времени должно занимать””, – рассказала Мария Милова.

Иногда артистам приходится полностью сменить образ за полторы минуты. Снять с себя корсет, обновить макияж, прическу. В этом актерам помогают работники костюмерного и гримерно-постижерного цеха. В “Екатерине Великой” есть момент, когда исполнительница главной роли находится за кулисами, но продолжает вести диалог с находящимся на сцене партнером. В это время с нее снимают костюм, надевают парик и другое платье.

Традиции

В любом театре чтут и соблюдают свои традиции и ритуалы. Свердловская музкомедия – не исключение. Например, некоторые актеры перед тем, как отыграть спектакль, приходят на сцену и договариваются с ней. В театре отмечают, что сцена обладает своей душой – она может тебя принять или не принять. Для кого-то хорошая примета – потрогать кулисы, заглянуть в зрительный зал или посидеть в карете Екатерины Великой. Перед премьерой не стоит наступать на верхнюю ступеньку лестницы – к неудаче. Если пьеса падает на пол – на нее обязательно нужно сесть.

Не так давно из жизни ушел главный режиссер Свердловской музкомедии Кирилл Стрежнев. В театре с теплотой вспоминают о примете, которую он сам придумал для успешной премьеры.

“Кирилл Савельевич Стрежнев еще сам себе придумал примету. Для того, чтобы был удачный спектакль, во время периода репетиций не нужно стричься”, – рассказывают в театре.

“Театр – это единый организм”

За 90 лет существования театр сменил всего три режиссерские эпохи – эпоха Георгия Кугушева, Владимира Курочкина и Кирилла Стрежнева. Каждый из них привносил в театр что-то уникальное и революционное, однако одно остается неизменным – преемственность поколений и атмосфера дома, где каждый может получить поддержку и любовь.

“Кугушев строил труппу под свое представление – подбирал актеров с учетом того, как он видел театр. Курочкин, не ломая того, что было при Кугушеве, дополнял состав молодыми актерами. Также и Стрежнев – пригласил много талантливых артистов. Не ломая, мягко, режиссеры следуют традициям”, – добавляют в театре.

Отношения в труппе театра можно назвать семейными. И это неудивительно – для многих артистов и режиссеров Свердловская музкомедия стала вторым домом. Во время репетиций (особенно перед премьерой) актеры проводят в театре почти целый день, поэтому иногда берут на репетиции своих детей.

“В театре у многих есть тапочки, у всех чаи, халатики, кровати у некоторых стоят в гримерках. Потому что проводят много времени в театре. Для кого-то это работа, а для кого-то это реально дом. И дети у многих здесь, все знают, кто у кого растет, друг друга поздравляют, переживают”, – делится Мария Милова.

Конечно, в театре, как и в семье, не обходится без конфликтов. Однако на сцене они быстро отходят на второй план – ссоры не должны влиять на качество работы. Все артисты нацелены на то, чтобы зрителю понравился спектакль. Особая слаженность проявляется во время гастролей.

“Когда театр выезжает на гастроли, ты понимаешь, насколько каждый готов подставить плечо. Если на сцене у артиста отключается микрофон, кто-то обязательно придет на помощь. Все работают, как один организм. Подсказывают, помогают. Человеческие отношения всегда ставятся выше”, – подытожили в Музкомедии.

Свердловская музкомедия сегодня

Сегодня Свердловская музкомедия – один из лучших театров России со своей уникальной труппой. Многие спектакли из репертуара можно увидеть только в Екатеринбурге. Например, мюзикл “Эвита” был поставлен в сорока странах мира, но ни разу не шел в России. Его можно увидеть только на сцене Свердловской музкомедии.

Самым популярным мюзиклом по сей день является “Екатерина Великая”. Отчасти из-за того, что название созвучно с именем города, но во многом благодаря работе всей команды театра. На счету Музкомедии рекордное количество “Золотых Масок” – за 90 лет труппа получила 23 наивысшие награды в мире театра.

“Сегодня театр особенно нужен и нам, и зрителям. Мы вместе отращиваем крылья, это дает нам силы лететь дальше”, – заключили в театре.

Напомним, ранее мы рассказывали про то, что в Свердловской музкомедии стартовал 90-й сезон. Спектаклем-открытием стал мюзикл “Маскарад”. У зрителей уральской столицы есть возможность посетить показы в декабре. Они состоятся 9 и 23 числа. Также в афише на декабрь есть и другие знаковые постановки – увидеть “Екатерину Великую” можно будет 5 и 19 декабря, поставленный во время пандемии мюзикл “Бокаччо” – 26 декабря, “Казанову” – 12 декабря, “Сильву” – 7-го, а “Эвиту” – 15-го. Ознакомиться с афишей и приобрести билеты можно по ссылке.

12+

Фото: Ольга Юшкова, Полина Зиновьева, Евгений Поторочин


Источник новости globalcity.info

NewsMaker

Recent Posts

Суд вернул уральской семье трех приемных детей, изъятых после жалобы на жестокость родителей

Белоярский районный суд (Свердловская область) удовлетворил иск многодетной семьи Земляных о признании незаконными приказа о…

1 час ago

Панков: Министр друг всем, а здоровье жителей дороже

Поменяв отношение к человеку, получится вернуть доверие к государственной медицине. Это отметил депутат Госдумы Николай…

3 часа ago

Панков: Министр друг всем, а здоровье жителей дороже

Поменяв отношение к человеку, получится вернуть доверие к государственной медицине. Это отметил депутат Госдумы Николай…

3 часа ago

Папа Миша вернулся к медвежьей семье в Тюмени

Длина обернутой вокруг него гирлянды составляет 8 км! В преддверии Нового года площадь у цирка…

3 часа ago

Волна отравлений метанолом накрыла Челябинскую область

Волна отравлений метанолом накрыла Челябинскую область. Фото: ГТРК "Южный Урал" Страшные данные озвучил Минздрав Челябинской…

4 часа ago

Финансовую поддержку окажут промышленным предприятиям Челябинской области

Финансовую поддержку окажут промышленным предприятиям Челябинской области. Фото: ГТРК "Южный Урал" Меры поддержки промышленных предприятий…

4 часа ago